Агентство по страхованию вкладов: too bad to fail?

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) давно стало значимым фактором внутрибанковской и даже, - скажем так, - бытовой жизни. Выросло поколение частных вкладчиков, уверенных в том, что АСВ вполне надежно оберегает их средства, и как-то иначе быть не может. Между тем, как и всякая страховая организация, Агентство может попасть в ситуацию, когда оно не сможет выполнить взятые на себя обязательства. Парадокс в том, что нынешний шквал претензий к АСВ одновременно служит ему надежной защитой против банкротства.
2 Ноября 2015 Антон Рублёв
Агентство по страхованию вкладов: too bad to fail?

Депозиты населения стали сегодня одним из основных способов привлечения средств. Участие в системе страхования вкладов, задумывавшейся когда-то как некий факультатив, превратилось де факто в одно из требований к организации, всерьез желающей работать на банковском рынке. Сложная текущая экономическая ситуация, похоже окончательно придала АСВ статус инфраструктурного института. Помимо страхования вкладов, АСВ участвует, например, в таких превентивных мероприятиях как докапитализация. Мнение и деятельность Агентства сильно влияет и, более того, предопределяет сегодня судьбу многих банков. Особенно - в нынешних турбулентных условиях, когда даже в столичных регионах прибыль значительной части банковских организаций упала в разы, а многие каналы для заработка, работавшие в прошлые годы, оказались фактически перекрытыми.

Вместе с тем, многолетние наблюдения за работой Агентства позволяют предположить, что его деятельность, как содержательно, так и по срокам принятия конкретных мер, во многом продиктована “высшими”, политическими соображениями, рядовому вкладчику недоступными.

Практика убеждает в том, что выявить возможные проблемы банков можно задолго до того, как им официально заинтересуется АСВ. Для этого не обязательно держать руку на пульсе и быть в курсе последних слухов, циркулирующих в банковском сообществе. К примеру, можно попробовать обнулить, в порядке мысленного эксперимента, стоимость ценных бумаг в иностранном депозитарии. И поразмышлять самостоятельно на тему того, что после этого остается, чего иногда бывает вполне достаточно. Многие аналитики уверенно утверждают, что уловить содержательную суть трудностей кредитной организации можно из одной только ее отчетности, публикуемой официально. Помощь АСВ для этого им не требуется.

Чего, правда, никак нельзя сказать про прогнозирование точных сроков отзыва лицензии у очередного банка. В том числе – нельзя предугадать, будет ли она отозвана еще до того, как в прессе появятся сообщения о том, что розничный банк не открыл утром свои офисы.

Очень многое из того, что происходит как бы внезапно, чаще всего пишется в приукрашенных отчетах – заранее и заблаговременно. Нужно только уметь их читать и размышлять самостоятельно. “Действительного неожиданного мало,” - так считают очень многие эксперты. Проблема лишь в том, что вовремя извлечь такую информацию может лишь специалист. Более широкому распространению подобного рода обоснованных опасений и критических выводов, сформулированных общепонятно и отчетливо, препятствуют в том числе соображения вроде непреднамеренного инициирования тем самым панических настроений, которым так подвержены мелкие вкладчики: массовое расторжение депозитных договоров способно поставить в трудное положение даже ту кредитную организацию, которая, на самом деле, достаточно твердо стояла на ногах.

Официальные рекомендательные письма и предупреждения, выносимые в адрес кредитных организаций, конечно же, наводят на некоторые размышления о дальнейшей судьбе того или иного банка. Однако неспециалисту сложно выявить отсюда действительно серьезные, угрожающие сигналы, трудно отличить их от нормальной, рутинной практики регулирования.

Чтобы лишний раз не волновать пациента, врач пишет в выдаваемом на руки рецепте на латинском языке. Документы, исходящие от регулятора, на латыни не пишут, хотя принцип их составления примерно тот же. В частности, АСВ никак не заинтересовано в неконтролируемом им, спонтанном закрытии банковских организаций из-за преждевременной утечки информации. Ведь бремя по выплате компенсаций ложится на его плечи.

Хотя это абсолютно неверно в теории, можно попробовать “правильно ошибиться”, посмотрев на АСВ как на что-то вроде одного из подразделений регулятора, связанных с ним вполне неразрывным образом. О котором, поэтому, сложно рассуждать в чисто коммерческих категориях. Между тем, примерно такой призыв прозвучал в конце октября в коллективном обращении клиентов Пробизнесбанка касательно АСВ и ЦБ РФ в прокуратуру, что в отечественной истории случилось впервые. Интуитивно понятно, что глубокого анализа и содержательного ответа на вопросы вроде: “Почему не была проведена санация?”, именно от прокуратуры ожидать не приходится. Тем не менее, пример Пробизнесбанка подвиг на аналогичные по духу, почти синхронные действия клиентов банка “Адмиралтейский”. Совместное обращение в правоохранительные органы можно назвать новым трендом, наметившимся буквально на днях.

Между тем, коммерческие аналогии способны слишком далеко увести от понимания сути вещей. Так, можно пуститься в увлекательные рассуждения по поводу, пускай и чисто гипотетической, вероятности финансовой несостоятельности АСВ, которая, кстати, этой осенью впервые в своей истории перешла в режим порционного получения денег от ЦБ. Достаточных лишь для проведения мероприятий по очередной кредитной организации масштабом вроде банка “Советский”. Впрочем, прежде чем пускаться в подобные рассуждения, было бы неплохо привести пример банкротства госкорпорации такого же уровня значимости и влияния на процессы, происходящие в стране.

Что и подскажет ответ: это вряд ли.

Серийные действия АСВ по оздоровлению банковской системы страны привели к тому, что желающих эмоционально порассуждать в кулуарах на предмет того, что неплохо бы уже обанкротить и саму АСВ, зашкаливает. Оно и понятно. По отношению к ЦБ, такого рода поползновения невозможны чисто юридически. Притом, что список экспертных вопросов по эффективности и прозрачности работы конкретно к АСВ накопился длинный.

Однако дело, наверное, все же не в том, какая вывеска висит у дверей структуры, защищающей, прежде всего, многочисленных мелких вкладчиков, а в том, что такая структура нужна - без нее сегодня уже нельзя обойтись. С точки зрения физического лица, следящего за тем, чтобы не положить на депозит сумму сверх гарантированного законом лимита по возврату средств, АСВ предоставляет высококачественную гарантию. Подкрепляя свои действия (или бездействие) финансовой ответственностью за них. И это – главное. Устранить данный элемент из фундамента рынка банковских услуг, не обрушив его целиком, попросту не получится.

Инфраструктурный статус и вес, которой набрала АСВ к сегодняшнему дню, заставляет сравнивать ее не столько с независимо действующей компанией-корпорацией, сколько, скажем, с Минздравом: чего бы там не произошло с данным конкретным ведомством, как бы его не переименовывали, все равно понятно, что как-то лечить людей кто-то будет обязательно.

Чисто прагматический взгляд на вещи дает нам некую догадку насчет того, что внутреннее устройство АСВ может быть сколь угодно сложным и даже загадочным. Притом, что решает оно, скорее всего, достаточно простую задачу – выкупить “обратно” сложившееся негативное мнение максимально большого, значимого в социальном плане количества потерявших деньги по поводу состояния банковской системы, проделав это за минимально-разумные средства. Если цена вопроса с закупкой позитивного мышления по оптовым ценам начинает существенно “шкалить” за условную отметку порядка полутора миллионов рублей, то это служит сигналом к прекращению благотворительных мероприятий по данному конкретному случаю. Примерно та же логика, наверное, действует и в отношении санации опорных банков и групп, завязанных на эти банки компаний и их сотрудников. Но данная логика, вообще говоря, не особенно распространяется на тех, кто распоряжается значительными индивидуальными средствами единолично. И кому имеет смысл поискать дополнительные способы снизить риски: так сказать, в персональном порядке. Ничего нового тут нет. Ведь основная, главная задача системы страхования – защита интересов населения, а не относительно крупных инвесторов. Аргумент “нас много” звучит в таком контексте гораздо убедительнее, чем “лично со мной обошлись несправедливо”.

Можно осторожно предположить, что в текущих условиях АСВ отрабатывает прежде всего и в первую очередь задачи социального плана. Информация о сбоях в работе “кредитного конвейера” ЦБ, доставляющего средства на очередное мероприятие АСВ, может привести лишь к одному: одномоментно закрывать придется не один банк, а сразу с добрый десяток.

Суть претензий к работе АСВ простирается сегодня в диапазоне от вопроса “Почему Агентство среагировало слишком поздно?” до вопроса “Почему оно начало действовать слишком рано?”. Вопрос же о том, почему АСВ поступило в данном конкретном случае именно так, а не иначе – можно, и вовсе, признать универсальным.

Чисто профессиональный, несколько “внутрибанковский” взгляд на проблемы АСВ ведет к тому, что он начинает стремительно удаляться, расходиться с обычным здравым смыслом. Звучит парадоксально, но чем больше сегодня претензий к работе АСВ, тем меньше вероятность того, что они приведут к каким-то наблюдаемым последствиям – вроде закрытия Агентства.

Притом, что пик этих претензий еще не пройден. Поскольку можно флегматично предположить, что в условиях дополнительных ограничений по средствам, в которых АСВ оказалось впервые, оно будет все чаще склоняться к принятию мер быстрых и лаконичных. Мало соотносящихся с академическим управлением рисками, больше похожих на оперативную работу пожарных по ликвидации очередного очага. Полноценную санацию, в данном контексте, уже можно попробовать интерпретировать как излишние нежности при нынешней относительной бедности. Спасение проблемных банков по-прежнему фигурирует в повестке дня, но постепенно и незаметно утрачивает актуальность.

То, что с точки зрения профессиональных участников рынка кажется наполненным глубоким смыслом, завязанным на конкретных персонажей, воспринимается рядовым вкладчиком несколько иначе. Для него, эпохальные с точки зрения банкиров события – это очередная, вполне бессодержательная в практическом плане история про наказанных чиновников, или же про смену вывески учреждения, в которое, в случае чего, следует обращаться за возмещением.

Макро- и микро-экономика часто соотносится с точностью до наоборот. Нельзя просто так взять и закрыть АСВ, не предложив ничего взамен. Ведь оно и так слишком плохо работает для того, чтобы быть еще, вдобавок, и обанкроченным. Ликвидацию АСВ можно сравнивать, пожалуй, лишь со случившимся в 90-е отказом государства платить по ГКО - в рамках сценариев развития событий с несколько апокалиптическим оттенком. Но даже тут сходство будет поверхностным. Невыплата по ГКО имела вполне очевидно-утилитарную цель снижения объема денежной массы. Проблемы же с АСВ могут привести, скорее, к росту инфляции.

Отсюда, в частности, следует, что на рынке остается место для консалтинговых услуг, предназначенных, прежде всего, для вкладчиков средних. Не довольствующихся “женской” логикой вроде размещения средств под максимально-возможный процент безотносительно к качеству организации, на двери которой висит стикер “Вклады застрахованы”. Впрочем, читая в прессе сообщения про физлиц, озабоченных спасением из рухнувших банков сумм порядка сотен миллионов рублей, начинаешь догадываться о том, что дополнительная информация о кредитной организации, которой такие суммы доверили, не помешала бы и вкладчикам крупным. Все это справедливо и применительно к тем, кто депозитами не ограничивается. А скажем, открывает в благополучном на вид банке расчетный счет, зарегистрировавшись как юридическое лицо.

Когда банк кредитует, он собирает и сопоставляет информацию о заемщике по самым разным каналам. Несмотря на очевидность проблемы, проделать примерно то же самое с банком, которому доверяешь деньги, приходит сегодня в голову очень немногим.

Тема рацпредложений и всевозможных улучшений в работе ЦБ в связи с защитой интересов клиентов, муссировалась в прессе задолго до того, как АСВ приобрело свой нынешний статус структуры, от услуг которой невозможно отказаться. Критическая, пиковая нагрузка на Агентство лишь придала все этим, очень старым темам кажущуюся новизну. Заключения аудиторов? Независимые рейтинги? Специализированные СМИ? Стоп-лоссы, автоматически “отбирающие” банковскую лицензию при ухудшении показателей ниже фиксированного уровня? Если кому интересно, он может перелистать старые журналы про банки и проговорить весь этот репертуар по-новой. Пожалуй, более свежей, является тема о том, что в наши дни открыта дополнительная возможность для развития сегмента частного банковского консалтинга.

Короткая ссылка на новость: www.sotnibankov.ru/~m2AWY

Обсуждения

  • admin
    Вот мой комментарий!
Для возможности комментирования, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться

Возможно, вам будет интересно

Популярное

							
USD Банк России
21.09.2017 58.1290 0.0297
EUR Банк России
21.09.2017 69.7664 0.0879
USD биржа
20.09.2017 23:48 58.1300 0.0025
EUR биржа
20.09.2017 23:48 69.1300 -0.5925
Индекс MICEX
20.09.2017 18:41 2055.7500 6.76
Курс нефти
21.09.2017 03:59 56.1500 -0.03
Все события
Опубликовать статью
    
Защита от автоматических сообщений

Вы не можете оставить голос за данный комментарий, так как уже голосовали за него!

Размещение статьи
Никнейм*:
Отрасль:
Должность:
E-mail*:
Номер телефона:
Сообщение порталу:
Текст статьи:
Файлы:
Защита от автоматического заполнения
Введите символы с картинки *
Заявка на размещение статьи
Тема статьи*:
Электронная почта*:
Защита от автоматического заполнения
Введите символы с картинки *
Чтобы пользоваться сервисом отправки статей, Вам необходимо
зарегистрироваться

или
оставить заявку на размещение статьи
Чтобы оценить банк, Вам необходимо
авторизоваться

или
зарегистрироваться
Top